meion
Завтра я отнесу на помойку две пары обуви — кроссовки и балетки. В моей голове, конечно, звучит голос матери. Он говорит, что мне должно быть жалко вещи, что они еще могут мне пригодиться, что за них же заплачены деньги. Но нет, обувь надо именно выбросить, а не закинуть в глубину кладовки и не отдать матушке. Особенно опасно отдавать, ведь тогда этот хлам будет существовать на новом месте еще десятки лет.

Мне не нравится такой подход к вещам, как у моей семьи. Получается, что когда я покупаю вещь, я связываю себя с этой вещью какими-то чуть ли не мистическими узами. Я не имею права просто так взять и избавиться от нее. Теперь я служу этой вещи, и должна терпеть ее присутствие на моей территории до последнего. Должна ущемлять себя в чем-то, чтобы эта вещь могла доживать у меня свой век.

Но ведь на самом-то деле вещь для человека, а не человек для вещи. И всё-таки я с тяжелым сердцем несу на помойку две пары ни на что не пригодной обуви. Особенно больно смотреть на кроссовки, я же купила их всего лишь года полтора назад. Они оказались неудобными, у меня болели от них ноги, да и качество так себе — внутренности уже рваные. И всё-таки жалко.

Так не только с хламом.

@темы: [семья], [потемки]